Такая непростая гимнастика: Никита Нагорный однажды чуть не забросил спорт

15.08.2016 → Интервью → Спортивная гимнастика → Нагорный Никита
Никита Нагорный рассказал о своем пути в большую гимнастику, семье, первом тренере и медальных амбициях в материале "Всегда готов" для июльского номера журнала Office Magazine, который вышел накануне старта Олимпийских Игр 2016 в Рио
Автор:

Талантливый спортсмен, представитель гимнастического клуба «Динамо-Москва» имени Михаила Воронина, член сборной команды России по спортивной гимнастике, новоиспеченный серебряный призер Олимпиады в мужском командном турнире.

19-летнего Никиту Нагорного называют надеждой олимпийской сборной по спортивной гимнастике. Он одержал победу на Юношеских Олимпийских играх в 2014 году – в китайском Нанкине взял сразу три золотые, серебряную и бронзовую медали в личном зачете. Через год молодой спортсмен взрослой сборной уже отличился на чемпионате Европы в Монпелье – стал лучшим в опорном прыжке, а в 2016-ом в Берне завоевал золото в командном первенстве и вольных упражнениях.

Содержание:

Елена РедрееваКак обычно проходит подготовка спортсменов к большим соревнованиям, к Олимпийским играм?

Усиленные тренировки, настрой только на победу и работа до последней капли пота?! Нет, такого нет. На спортбазе мы тренируемся круглогодично, вне зависимости от грядущих соревнований.

Это такой день сурка: подъем в 7 утра, часовая зарядка, завтрак, основная тренировка, обед, далее вечерняя тренировка, где оттачиваем уже все мелочи, которые не удавались на основной тренировке. Спортсмен всегда должен быть готов, собран и подтянут.

Елена РедрееваВаша бабушка и мама тоже занимались гимнастикой. Вы продолжаете спортивную династию

У меня вообще семья спортивная. Папа Нагорный Владимир Петрович - борец. Дедушка Бариев Мухамедшакирович - большой спортсмен, сначала был вратарем в сборной Армении, потом играл в футбольной команде «Ростсельмаш». А я в спорт попал только потому, что был просто-таки неугомонным ребенком.

Ещё в детском саду воспитатели на меня жаловались: я был настолько активным, что задача уложить меня спать в тихий час казалась из разряда почти не выполнимых. Помню, приходила бабушка и вела меня в гимнастический зал, чтобы я мог остудить свой пыл, высвободить чрезмерную энергию. В 6 лет на меня обратила внимание тренер по гимнастике, которая проводила занятия в детском саду, а через год я оказался в команде Ольги Ивановны Нечепуренко, это она довела до такого высокого результата.

Елена РедрееваОтношения с тренером у вас сразу сложились?

Какое там! Я часто думал: классно быть, как все, – в кино ходить с девушкой, гулять… Но нет, надо было идти на тренировки и каждый раз выслушивать нотации Ольги Ивановны. Сам виноват. У меня всегда были трудности с дисциплиной, мне даже в зале хотелось делать свое – беситься, прыгать на батуте.

Ольга Ивановна строго и терпеливо подгоняла мой нрав под рамки программы. Бывало, что и с тренировок выгоняла. А я приходил домой и жаловался, что меня опять незаслуженно отругали, хотя я все требования тренера исполнял.

Бабушка сначала очень злилась, как так, ребенок старается, а его не похвалят! Даже собиралась пойти разбираться. Еле остановил ее – так бы мой обман сразу открылся. Но, знаете, для результата тренер и должен быть такой – настойчивый и строгий. Даже если ты всерьез задумываешься все бросить и уйти…

Елена РедрееваВы шутите: собирались уйти из гимнастики?

Нисколько! Самый тяжелый период пришелся на мое 14‑летие. Незадолго до этого я сломал палец. Но в больницу не пошел – подумаешь, пустяк какой! Рентген мне сделали, только когда боль стала невыносимой. Оказалось, что еще и трещина пошла. В общем, наложили мне гипс на три недели. А дело было аккурат под Новый год.

Ну, и вы же знаете, как Новый год встретишь, так его и проведешь. Я хоть и не суеверный, но гипс все же снял. Через пару дней пошел тренироваться – крутить на перекладине. На профессиональных снарядах есть специальные накладки и петля, это позволяет нам не срываться во время кручения. Так вот, начинаю я упражнение, а в сломанном пальце, который еще не зажил, чувствительность пропала. Рука встала, а тело продолжает крутиться… Не помню, как слез со снаряда, спустился в тренерскую. Ольга Ивановна смотрит на меня, а в глазах ужас. Кто-то побежал скорую вызывать. А я понял в чем дело, только когда взглянул на свою руку, она будто волной пошла, а под ногами лужа крови.

С открытым переломом предплечья я как минимум на полгода должен был вылететь из спорта. Через пару недель меня выписали домой с условием, что буду соблюдать постельный режим. Но вместо этого я побрел в зал – сначала просто посмотреть, взгрустнуть по утраченным возможностям. А потом подумал, ну, что такое рука, у меня же и другие упражнения есть! За месяц до снятия гипса я уже тренировался на кольцах, да так, что успел этот гипс расколоть. Такая за это время у меня спортивная злость накопилась, что я просто не мог усидеть на месте – хотелось тренироваться, тренироваться и тренироваться.

Родители, конечно, отговаривали, что такая травма не шутка, надо все бросать. А у меня характер такой, если все вокруг говорят, что не смогу, я наперекор возьму и сделаю. Эта злость меня и сейчас на соревнованиях выручает – такой, сверхвыброс адреналина. Знаете, я ведь на чемпионат Европы в Монпелье ехал вовсе не за победой. На тот момент я только перешел из юношеской сборной во взрослую. А это очень непросто – больше упражнений, выше спрос.

За полгода до чемпионата мы с тренером подготовили программу, которую собирались на соревнованиях просто обкатать. Так что «золото» на опорном прыжке я взял неумышленно. Хотя я ставлю себе высокие цели и, добившись одной, тут же поднимаю планку еще выше. Для меня любая победа, как трофей. Просыпается охотничий инстинкт, захотел – получил. Но это только с одной стороны. С другой, каждая медаль – благодарность моим родителям и тренерам, которые хоть и мучились со мной, но всегда в меня верили.

Елена РедрееваВ круговороте спортивных событий находится место для личной жизни?

У меня есть девушка – известная гимнастка, чемпионка мира Дарья Спиридонова. Нам очень комфортно вместе: мы понимаем друг друга и поддерживаем.